e1fin (e1fin) wrote,
e1fin
e1fin

Categories:

Цветаева и пустота

"Прошу принять меня на работу в качестве судомойки в открывающуюся столовую Литфонда."

Казалось бы, ничем не примечательное заявление, если бы не одно кощунственное НО.
Написала его Марина Цветаева.
Написала 26 августа 1941 года, за несколько дней до другого письма, адресованного сыну, ставшего для нее последним:
"Мурлыга! Прости меня, но дальше было бы только хуже.
Я тяжело больна, это - уже не я.
Люблю тебя безумно. Пойми, что больше я не могла быть.
Передавай папе и Але, если увидишь, что любила их до последней минуты и объясни, что попала в тупик."


Вернее нет, последним было: "Не похороните живой! Проверьте хорошенько!".
Проверят 31 августа 1941, когда Марина Цветаева нищая, затравленная и при том всеми "забытая" покончит с собой.

Вряд ли случайность, что, прочитав с месяц назад статью в журнале Story о возвращении и последних годах жизни Цветаевой в СССР, за написание этого поста я села именно сегодня, в годовщину ее смерти.
Статью отсканировала и привожу как есть.
Здесь нет стихов, только суровая правда, которую нужно и должно знать.

"Когда меня спрашивают: Почему вы не пишете стихи?.. - я задыхаюсь от негодования. - Какие стихи? Я всю жизнь писала от избытка чувств. Сейчас у меня избыток каких чувств? Обиды. Горечи. Одиночества. Страха. В какую тетрадь писать такие стихи??.. Как я сейчас могу, когда мои... Если бы я этой книгой могла спасти тех... Слава? Она мне не нужна. Деньги? Пойдут кредиторам. А главное, что все это случилось со мной - веселой, живой, любящей... доверчивой (даже сейчас...) За что? И к чему?.. Писать перестала - и быть перестала... Разве это я живу?"
(из "Рабочей тетради" Цветаевой за 1940г)

000001






1

2

3

4

5

6

7

8

9

10


01

001

0001
Tags: Цветаева, национальная традиция
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment